uliaushuk

Categories:

Лытдыбр

19 мая. 

Метео. С утра дубаковато даже в осенней куртке. Дождь и злой холодный ветер. 

Май, мало того, что холодный.  Он еще совсем безрадостный какой-то. Сейчас пришло в голову, что безрадостность нарастает от отсутствия улыбок. Маски есть, а улыбок нет. Когда ты в маске нет желания улыбаться. 

В мае люди улыбались друг другу в автобусе. Дети смеялись. Молодежь зависала в поцелуях.  

В Гродно нет ограничения на выход в город. Но все как-то самоограничились. Транспорт стал ходить реже, потому что практически пустой. Ждал «шестерку» на остановке и следил по яндекскарте ее движение по маршруту. До тех пор, пока яндекс не протрекил  ее движение мимо меня. В реальности никакой «шестерки» не было. Матрица кормит самое себя.

В сети появилось много рассказов об умирании. Сетевая информация о смерти от ковида превратилась в статистический отчет. 

А вот от приносимых соцсетями рассказов об умирании близких людей остается непонятное впечатление. Странно читать сообщение urbi et orbi сына о одиннадцатидневной болезни и смерти отца, и понимать, что в нем нет личного горя, а есть изложение наблюдений стороннего наблюдателя. Возможно, это специфика жанра поста в социальной сети. Но может быть сегодня это такое общее состояние умов. Ремарк описывает в «Трех товарищах» смерть Пат как трагедию, как крушение мира. А в социальных сетях смерть представляется как контролируемый врачами (хорошо или плохо, но контролируемый) процесс выведения из эксплуатации и утилизации внезапно сломавшегося организма.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded