May 15th, 2014

барашек

О точке бифуркации

Януш Тазбир в книге Silva rerum historicarum упоминает о кульминационном эпизоде Гродненского сейма 1793 г. Того самого, который утвердил второй раздел Речи Посполитой.
Акт согласия на передачу польских земель Пруссии (по самую Варшаву) подготовил купленный прусским послом королевский камергер Адам Подгорский. Когда наступил момент подписания сего позорного акта, во всей палате депутатов странным образом не нашлось чернильницы с чернилами. В этот момент король Станислав Август Понятовский достал свой личный карандаш. Один из депутатов упал перед королем на колени с воплем не помогать каналье. Однако королевским карандашом акт был подписан.

Тут стоит привести несколько фактов. Сейм проходил в экстремальных условиях. Коридоры Нового замка в Гродно были, в полном смысле, заполнены солдатами русского корпуса Сиверса. Они впускали депутатов (по-польски - послов) в зал заседаний и не выпускали оттуда до принятия решений. Буквально, если кто-то хотел выйти, то натыкался на стену из штыков. Депутаты и король затягивали принятие решений сколько могли, или сколько выдерживал мочевой пузырь...

Хотя, на слабость королевского мочевого пузыря можно ссылаться лишь до определенной степени. Ибо когда чуть позже Понятовский отрекся от престола и отбыл в Петербург, то у него остались долги. Что-то около сорока миллионов злотых, которые государства захватчики обязались вернуть кредиторам. И вернули, кстати. А если бы остался королем, то кредиторы закусали бы...