October 26th, 2014

барашек

Белорусский след

Когда читал книгу Мишеля Леруа "Миф о иезуитах: От Беранже до Мишле", никак не мог понять, откуда ноги растут у этого мифа. С чего так взъелись французы 19 века на иезуитов? А вот сегодня прочитал материал о Иосифе Пигнателли, который восстанавливал в Парме (Италия) структуры запрещенного в 1773 г. ордена иезуитов. В связи с тем, что иезуиты сохранились только под крылом у Екатерины II в Полоцке, то там и располагалась Генеральная курия ордена. В Парму в 1793 г. прибыли три молодых "настоящих" иезуита, к которым присоединились местные пожилые "экс-иезуиты" и основали вице-провинцию Белорусской провинции ордена. Потом было развитие первого успеха в Неаполе и т.д.
Так вот. Как я понимаю, новициат ордена был в это время только в Полоцке. И только там можно было вступить в орден. Поэтому европейские иезуиты в начале 19 века практически все должны были в начале своей орденской жизни провести в Полоцке два года. Полоцкие же иезуиты, судя по их переписке с Петербургом, были более верными подданными царицы Екатерины, а затем царей Павла и Александра, чем их собственные извечные подданые. Так вот, когда покатились по Европе наполеоновские войны, то французами и их союзниками все европейские иезуиты были зачислены в шпионы русского двора. И началась на них охота. Такая же, как сегодня за бандеровцами.