March 28th, 2016

барашек

обрывок

Решил ввести новый тег: обрывок

Пришло в голову, когда читал "Записки и выписки" Михаила Леоновича Гаспарова.

А Гаспарова читал, потому что искал сведения о его отце. Википедия сказала, что реальным отцом Гаспарова был Дмитрий Ефимович Михневич, а не Лео  Гаспаров, горный инженер из Карабаха. Меня интересовал именно Михневич.

Это вроде бы тот Михневич, авторство которого указано на книге 1953 г.  "Очерки из истории католической реакции (иезуиты)". При составлении историографического обзора по истории иезуитских коллегиумов, мне нужно узнать про каждого автора. Потому что наблюдал, как хорошо мне знакомый историк сослался на псевдоним, не указав автора, и сделал вывод, которого бы не сделал, зная кто автор. Доброжелательные коллеги не преминули его за это морально больно пнуть прямо на конференции.

И тут облом. Интернет про Михневича Д.Е. ничего не знает. Прикидываю, глядя на стиль книги, что он должен был быть связан с обществом воинствующих безбожников. Гуглю эту организацию и нахожу там среди руководства вроде бы его упоминание. Но как-то неубедительно. А потом вот гугл выдает в результате поиска информацию об отце Гаспарова с указанием, что Михневич Д.Е. до второй мировой войны работал редактором в "Безбожнике", а потом в издательстве АН СССР.

От книжки Михневича двойственное впечатление. Фактографически она базируется на книжке 19 века авторства Гризингера, который тоже не то человек, не то псевдоним, не то мистификация. Я пока до конца с ним не разобрался. Опус Гризингера - классический пасквиль на иезуитов. До сих пор переиздается издательством Белорусской фабрики цветной печати. Видел его совсем недавно в книжном.

От Гризингера Михневич сильно отличается стилем. Читается очень легко, хотя издано Академией наук и претендует на научность (редактор академик С.Д. Сказкин). Догмы марксизма-ленинизма и понадерганные из Гризингера факты смешиваются так динамично, что если б я прочитал в своем пионерском детстве, то, во-первых, проглотил бы за ночь, во-вторых, поверил бы что Ватикан - зловредное гнездовье иезуитов-разрушителей всего пролетарски светлого и пролетарски чистого. Вобще в книге чувствуется рука мастера. А вот других книг Михневича, хотя бы околонаучного характера я просто не нашел. Какой-то он автор одной книги. Поэтому и закралось у меня подозрение, что это псевдоним.

Но потом нашел рецензию на эту книгу в "Вопросах истории" за 1954 г. Рецензия написана львовским историком Д.Л. Похилевичем. На работу под псевдонимом в академическом журнале рецензию писали бы вряд ли.

Львовский университет оканчивал кстати Мараш Я.Н., писавший в это время работу про экспансию католицизма на белорусские земли.

Мне кажется, что при написании сценария "Христос приземлился в Гродно" Владимир Короткевич должен был читать Михневича. Других книг про иезуитов тогда в доступе не было. А у Короткевича Юрась Братчик это школяр коллегиума, и в Гродно коллегиумом руководит ректор Жаба. Жаба, кстати действительно среди гродненских ректоров был, правда, не в первой половине 16 века. (Орден учрежден в 1540). Но Короткевич написал белорусское романтическое фэнтэзи, смыл которого совсем не в исторической правде.


А о Михневиче вот какой факт. Гаспаров пишет в "Заметках". что Михневич регулярно приходил к ним домой, хотя у него была другая семья. И еще, что Михневич был блестящим редактором. И его любили коллеги в издательстве. Настолько, что в выпущенной 1959 г. книге «Две византийские хроники X в.» вставили отдельную страницу с текстом: «Светлой памяти Дмитрия Ефимовича Михневича».

И больше я о нем нигде ни слова не нашел, кроме упоминания. что он редактировал выпуски антирелигиозных материалов воинствующих безбожников.

Антонина Пикуль в книге про мужа "Валентин Пикуль. Слово и дело великого романиста" пишет, что он хотел написать книгу про иезуитов и опричников Ивана Грозного. Попросил принести ему все изданные в СССР книги про иезуитов. Жена (зав. библиотекой в Риге) нашла всего 8 наименований, Пикуль отобрал пять, в том числе Михневича. Но прочитав, никак не мог ухватить суть иезуитизма. О чем регулярно сообщал супруге, мучаясь над текстом нового романа. (раздел Творческие планы и реальность).