May 7th, 2016

барашек

О кино

В кино ходилось в кинотеатр "Красная звезда" или, проще, в "Звездочку". Это самый старый кинотеатр города. Сегодня ему больше ста лет. Тогда, в моем детстве, он специализировался на детских фильмах и школьных кинолекториях.
Первый сеанс был в девять тридцать утра. Второй - на одиннадцать. Если в школу во вторую смену, то можно успеть.
Кино стоило 10 копеек. Самые дешевые акварельные краски в отделе культоваров в универмаге - двенадцать. Картонная коробочка, в ней девять (вроде бы? эх память) брусочков и деревянная кисточка из волоса неизвесного зверя.
Напротив универмага (сталинский ампир) находился молочный бар. Он был в полуподвале дореволюционного присутственного здания. Когда ты наслаждался холодным коктейлем, поставив стакан на подоконник, перед глазами ступали ноги и проплывали сумки и сетки-авоськи. В баре было три миксера и они выли. Стояли высокие столы с мраморными столешницами для удобства стоячего употребления чая, булочек по пять копеек, бисквитных пирожных, соков, крем-соды и молочных коктейлей, само собой.
Культоварный отдел универмага, молочный бар и "Звездочка" потреблялись мною в комплексе даже, если денег в кармане было только на кино.
В тот день копеек в кармане было больше. Были сданы две или три молочные бутылки. В кино мы договорились пойти со школьным приятелем. Мама была на работе. Младшая сестра осталась заперта жесткосердным братом дома и ее жалобный взгляд из кухонного окна с высоты второго этажа брежневской пятиэтажки разъедал совесть.
На улице стояла мягкая противная зима с грязным мокрым снегом. Было десять утра. До сеанса - час. Билет куплен. Ноги нас понесли сначала в культоварный отдел. Там мною были приобретены акварельные краски сестре в качестве платы за ее молчание. Потом - коктейль.
Людей в баре не было. Миксеры вывли вхолостую. Только через столик от нас горячий чай с булочками употребляли трое парней в солдатских галифе, странно стоптанных ботинках, в каких-то в тулупчиках поверх, опять же солдатских, нательных рубах. Из-под тулупчиков у них висели по две веревки.
Какое кино смотрел в тот день, не помню. После сеанса надо было спешить домой, сделать какие-то уроки и в школу на два часа. Поэтому из теплого кинотеатра, быстрым шагом по промозглому сырому воздуху мимо памятника Элизы Ожешко...
Стоп. Что за толпа?
Подходим ближе. Упираемся в групку любопытнывх и милиционера. А дальше - там снимают кино. Камера на тележке. Две или больше большие лампы. Кабели тянутся за угол во двор городской телефонной станции. На ее глухой стене висят афишы с текстом по-немецки и по-белорусски с орлом и свастикой в "шапке". На месте сегодняшнего бара "На Телеграфной" тогда был только прямоугольник фундамента снесенной довоенной "каменицы". В этом прямоугольнике - виселица. На ней висят трое давешних парней из молочного бара. Босиком, в галифе и выпущенных нательных рубахах. Как неживые. На холоде. Под ними фашисты со шмайсерами с офицером. Полицаи с красными повязками и свастиками на белом фоне. Толпа мирных жителей, кто в чем. За их спиной женщина в платке толкает в грудь худого мужчину в пальтеце и кепке. Рядом стоят двое мужчин, смотрят на толкотню и по очереди что-то им говорят. Возможно,это были режисер и оператор, а может и нет.
Очень хотелось посмотреть. Но было очень зябко. После кино хотелось сильно в туалет. И надо было в школу. Посмотрев издали на очередной дубль с толкотней, побежали домой.
Фильм назывался "Торговка и поэт".