June 15th, 2016

барашек

Философско-теоретическое

"История западной философии" Бертрана Рассела, наверно, плохой учебник по истории философии. Был бы студентом, не стал бы по нему готовиться к экзамену. Рассел излагая историю, обосновывает личную философскую систему. А на экзамене нужны имена, даты и факты. Читать же книгу Рассела в переводе... Вот перводчик в моей пдф-версии книги не указан. И вообще, обложка левая. Жаль, потому что перевод хороший. Чтение вкуснО.

Позволю себе цитату для памяти:

Изменения в значениях слов иногда очень поучительны. - пишет Бертран Рассел, характеризуя взгляды Пифагора. - Выше я говорил о слове "оргия", теперь я хочу рассмотреть слово "теория". Это слово было первоначально орфическим словом, которое Корнфорд истолковывает как "страстное и сочувственное созерцание". В этом состоянии, говорит Корнфорд, "зритель отождествляет себя со страдающим Богом, умирает с его смертью и рождается снова вместе с его возрождением". Пифагор понимал "страстное и сочувственное созерцание" как интеллектуальное созерцание, к которому мы прибегаем также в математическом познании. Таким образом, благодаря пифагореизму слово "теория" постепенно приобрело свое теперешнее значение, но для всех тех, кто был вдохновлен Пифагором, оно сохранило в себе элемент экстатитческого откровения. Это может показаться странным для тех. кто немного и весьма неохотно изучал математику в школе, но тем, кто испытал опьяняющую радость неожиданного понимания, которую время от времени приносит математика тем, кто любит ее, пифагорейский взгляд покажется совершенно естественным, даже если он не соответсвует истине. Легко может показаться, что эмпирический философ - раб исследуемого материала, но чистый математик, как и музыкант, - свободный творец собственного мира упорядоченной красоты.

Конец цитаты.

Дальше Рассел замечает, что пифагорейский идеал созерцательной жизни, поскольку вел к созданию чистой математики, оказался источником полезной деятельности. Отсюда вывод - в споре "лириков" и "физиков" в конечном итоге победа всегда остается за "лириками". Ибо если нет созерцания, не будет математики, реальной экономики и военной промышленности, а придут враги и превратят всех выживших в рабов. Вот так просто и незатейливо.

Вот почему, когда я вновь слышу от всяческих начальников о необходимости поворота университетского образования к практике, хочется цитировать междометие министра Лаврова и бить их по головушке пифагоровыми штанами.