June 16th, 2016

барашек

О Пифагоре еще раз

Бертран Рассел, говоря о "созерцательном" аспекте смысла слова "теория", упоминает, что Пифагор приводил следущий пример. На олимпийские игры прибывают три категории людей: торговцы, участники состязаний и зрители. Кто из них благородней? Конечно, зрители. Наблюдение за схваткой борцов - дело более благородное, чем участие в схватке, а уж тем более оно благороднее занятия торговлей едой в разнос на трибунах. Созерцают - благородные. Торгуют и соревнуются - худородные.
Созерцание ведет к абстракции, к отделению идеального от реального. Теория благороднее практики. Поэтому формальное образование благороднее реального, практикоориентированного, хотя современный прагматизм хотел бы иного. Рассел замечает, что теорией занимаются или святые, или аристократы, живущие трудом рабов. И те и другие не заняты работой.

Изучение латыни благороднее изучения родного языка. Филология благороднее лингвистики. После ликвидации иезуитской образовательной системы формальное образование стали базировать на изучении чистой математики. В СССР математические классы были для привилегированных учеников: детей высокопоставленных родителей и детей одаренных. Одаренных кем? Небом, конечно. Изучение фундаментальной математики благороднее изучения ее приложений в технике. Фундаментальной математикой в Старой Европе занимаются аристораты, а у нас в стране - святые. Россиянин Перельман, доказавший теорему Ферма гипотезу Пуанкаре, не аристократ. Он - святой (в том смысле, каком святость понимали во времена Пифагора).

Послесловие.
И тут, в последнем абзаце, как говорится, в пароксизме графоманской страсти Остапа понесло. Яков Перельман перепутался с Григорием Перельманом, рассказ про теорему Ферма из "Занимательной математики" слился с отказом от премии за доказательство гипотезы Пуанкаре. В результате получилась большая глупость, на которую обратил завравшемуся автору внимание _kum_, за что ему глубокое спасибо, ибо свидетельство невежества автора, к сожалению, провисело в сети полдня.