Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

барашек

текущие цитаты

"Генрих Вёльфлин был тем самым ученым который стал впервые разрабатывать специальные методы искусствоведения самым систематическим основательным образом и выработал учение о языке искусства. Современники признали его создателей новой дисциплины, и за первопроходцем потянулись многочисленные ученики и последователи, которых притягивала именно систематичность и обозримость, а следовательно - заведомая усвояемость системы Вёльфлина.
Вообще говоря, именно по Вёльфлину с тех пор и учат студентов-художников и студентов искусствоведов, ибо Вёльфлин оставил такие книги, которые позволяют профессорам излагать историю и теорию искусств связно и последовательно. Ведь если обрушить на студентов поток сведений из истории техники и политических идей, из истории религии и литературы, из психологии и социологии и других культурологических дисциплин, да еще и потребовать от них теоретического обобщения этого материала, то несчастные жертвы потока в большинстве своем никогда не смогут выбраться из него." (А.Якимович, Генрих Вёльфлин и другие, с. 13)

Сказанное могу отнести к Филипу Котлеру и его "Основам маркетинга". Наверно, можно маркетинг изучить по другим авторам. Возможно, есть те, кто реально выучился, минуя его. Но мне они не встречались. Зато встречались те, кто регулярно перечитывает Котлера и находит новые идеи для своего бизнеса. Право, не знаю, Котлер ли тому причина, или регулярное перечитывание хорошей книги во взрослом состоянии.
Книгу Котлера не сильно любят преподаватели. Нет "грифа министерства" и изложена она как-то "не по-нашему". И действительно, если учиться по Котлеру, то понимание сути предмета у читателя рождается путем обсуждения кейсов из реального бизнеса, иногда неоднозначных. Но мне лично нравится.

Мне нравятся такие книги, как вышедший в 1903 г. у Вёльфлина - "The art of the Italian renaissance; a handbook for students and travellers". То есть "падручнік" по искусству для студентов и туристов(!).
барашек

Интерпретации

К семинару магистрантам было предложено подготовить интерпретацию произведения искусства, например, с сайта минского Национального художественного музея. На семинар прибыли только магистрантки.
Первое выступление было посвящено картине Василия Пукарева "Неравный брак". Магистрантка выбрала ее сама из сотни возможных вариантов и изложила традиционный вариант истолкования "неравенства" на основе оппозиции "бедная бесправная юность" vs "богатая властная старость". Затем постулировала, что так, как на картине, поступать плохо, и юность под гнетом старости будет страдать.
Я спросил, из чего это следует?
Пошла дискуссия. Из выступлений моих оппоненток стало ясно, что несмотря на отсутствие прямых доказательств, страдательное будущее юной героини картины должно быть каждому понятно на интуитивном уровне.
Тогда я обратил их внимание на точку кульминации картины - полусогнутый указательный палец невесты.
- И что в этом? - спросили четыре исполненные возрастной правоты юные девы.
- Вопрос в том, невеста сейчас разогнет палец для кольца и станет женой со всеми правами и обязанностями жены? или же сожмет руку в кулак и спрячет за спину: "А гори оно все гаром, умру, а за старого козла я не пойду"? Почему вы решили, что сейчас решается ее судьба, а не решается его судьба? Почему вы решили, что этот весьма пожилой мужчина тотально уверен в себе? И почему старый - значит плохой? Уж не говорит в вас агрессивный эйджизм?

Дальше веселее. Второе выступление посвящено двум фотографиям Ирвина Пенна, на которых Пабло Пикассо в шляпе. Ему на фотках уже за 70. Но в интерпретации магистрантки он вполне себе интересный мужчина, достойный нравиться женщинам.

Спрашиваю, а с чего бы это вас на такую специфическую тематику пробило? - Смеются.

Сейчас подумалось, что их выбор навеян контекстом информационного поля.
барашек

про жилище

Цитата из лекции Джона Рёскина (John Ruskin) "Отношение искусства к пользе".
116. Добившись здоровой пищи и одежды, мы должны отвоевать и третье - жилище.
[Spoiler (click to open)]Я уже сказал, что лучшие творения архитектуры есть не что иное как пышно возвеличенная кровля. В самом деле Ватиканский собор, нефы Реймсского и Шартрского соборов, своды и арки их приделов, могильные склепы и шпицы колоколен, - все эти разнообразные формы вытекают из потребности надежно укрыть пространство от зноя и дождя. Мало того - как я уже пытался доказать в "Камнях венеции", все эти прекрасные формы развивались в светских и частных постройках и только после этого были в грандиозных размерах применены в культовых сооружениях. Наши современные архитекторы, как вы могли заметить здесь, в Оксфорде, и в других местах, не знают, по-видимому, что им делать с крышами. Будьте уверены, что если перекрытия правильны, то все хорошо. Есть два способа делать правильные перекрытия. Во-первых, всегда делайте их деревянными или каменными, а не железными, а во-вторых, постарайтесь, чтобы в каждом городе сначала возводились маленькие кровли, а потом большие, и чтобы каждый нуждающийся в крове получил его. Мы должны добиться, чтобы каждый ощущал в нем потребность, то есть в не слишком преклонном возрасте люди должны желать родного крова, с которым им уже никогда не захочется расстаться; этот очаг должен соответствовать их житейским привычкам и по мере приближения смерти становиться все более удобным для них. Люди должны желать, чтобы их жилища были устроены как можно более прочно, чтобы они были изящно меблированы и убраны, располагались в приятном месте, где ярко сияет солнце, где чист воздух, наконец, чтобы каждый сам выбирал себе место, как это делают ласточки. Когда же дома в городах сгруппированы, жители должны обладать сознанием гражданской солидарности настолько, чтобы подчинить архитектуру зданий общим законам, а также из гражданской гордости стремиться к тому, чтобы совокупность всех зданий представляла одно прекрасное целое, а не что-то ужасное. Несколько недель тому назад один английский священник, магистр нашего университета, человек средних лет, обладающий здравым смыслом без излишне сентиментальности, упомянул - без всякого отношения к предмету нашей с ним беседы, - что не может проехать по Лондону, не закрыв глаза: он боится, что, взглянув на эти подобные глыбам дома с проходящей по окраинам железной дорогой, от ужаса лишится способности заниматься своими делами.
117. Невозможно - я только в более продуманной форме повторяю то, что писал двадцать два года назад в последней главе "Семи светочей архитектуры",

- невозможно существование истинной нравственности, счастья и искусства в стране, где подобным образом строятся, или вернее, собираются и разворачиваются дома. Безобразные районы портят всю страну, будто испещряют ее лицо угрями и язвами, и губят ее. У вас должны быть красивые города, как бы кристаллизовавшиеся в нужные рамки, а не грубо сваленные в них. Они должны быть небольшими и не должны изрыгать из себя в омут позора грязных подонков. Каждый из них следует опоясать полосой освященной незастроенной земли, окружить гирляндами садов; они должны быть полны цветущих деревьев и нежно журчащих ручейков.
Это невозможно! - скажете вы. Может быть. Но мне нет дела до возможности или невозможности; я знаю только, что это необходимо...

Джон Рёскин прочитал первый раз цикл лекций по искусству в Оксфорде в 1870 г.
барашек

О наготе

Марк Шагал в мемуарном тексте "Моя жизнь" вспоминает, что в его мастерскую в Париже нельзя было войти без стука. Он должен был подготовиться к гостям, потому что работал голым.
За несколько страниц до этого вскользь упоминается, что в Париже ему были заказаны книжные иллюстрации в том числе к произведениям Гоголя.
А до этого Шагал писал о своем неуютном, голодном студенческом бытии в Петербурге.
Тут же вспомнился гоголевский петербургский герой - Акакий Акакиевич Башмачкин. Впрочем Башмачкину, в отличие отШагала, было уютно в Петербурге. Но когда пришла в негодность шинель, он отложил страстное совершенствование каллиграфических умений при свечах, и сидел в темноте голым, чтобы дополнительно сэкономить на стирке белья.
Еще ранее по тексту Шагал вспоминал, что в пору отрочества в Витебске он по субботам ходил учиться к одному равину. И ему приходилось ждать начала занятий, потому-что раввин вместе с женой спали без одежды после субботнего обеда. Но здесь, видимо, нагота не была связана с бедностью.
барашек

О памяти

Ю.Е. Арнаутова размышляет о памяти. Текст довольно старый, но мною прочитан впервые, и вызвал некоторые мысли.

Речь идет не о психологическом феномене памяти у конкретного человека, а о социальных явлениях, которые по мнению Ю.Е. Арнаутовой, детерминированы фактом наличия памяти у человека. Хотя речь идет о Средневековье, после некоторого размышления, проблематика оказывается актуальной и даже горячей.

Яд Вашем в Израиле, ИПН (Instytut Pamięci Narodowej) в Польше, Мемориал и "Бессмертный полк" в России. Неужто возрождается культурная практика обосновывания своих имущественных прав (на территорию, например) символической реанимацией мертвых.
барашек

Леонардо, просто Леонардо. Да Винчи

Один житель довоенного Бобруйска встретил другого и удивленно заметил, что у того замечательный костюм.
- Откуда обновка? - спросил первый житель Бобруйска.
- Сын прислал из Парижа, - ответил второй житель.
- А далеко ли Париж от Бобруйска? - спросил первый житель.
- Да пару тысяч километров будет, - сказал второй.
- Посмотри-те же. Какая глушь, а как прилично шьют, - резюмировал первый житель Бобруйска.

Этот анекдот пришел на память, когда начал я описывать основание орденского дома иезуитов в Кроже. Нынче это место называется по-литовски Кряжай, и живут там, согласно переписи 2011 г., 603 жителя.
Иезуиты построили там в 1689 г. костел в честь Вступления на небо Пресвятой Богородицы. Кстати, православный термин "Успение Богородицы" означает не совсем то же самое, что означает католический термин "Вступление Богородицы в Небесные Чертоги Господней Славы". Хотя праздник празднуется в обоих конфессиях в один и тот же день15 августа в память о произошедшем событии.

Так вот сегодня узнал, что в иезуитском храме в забытом среди жемайтийских лесов местечке Кряжай главная икона в алтаре, изображающая вступление Богородицы на Небо, принадлежала перу Леонардо да Винчи. Костел после кассации иезуитов в 1773 г. из-за отсутствия ремонта в течение пятидесяти лет пришел в состояние руин и в середине 19 ст. был продан на разборку. Где сейчас икона, иезуиты не пишут.

Вот вам и глушь.

Ага. Прочитал в другом месте про судьбу иконы. Ее, оказывается, иезуиты купили в Риме якобы за 600 червонных злотых. Ширина 4 локтя, высота 7 локтей. в 1820 г., когда костел уже заваливался, икону дирекция школы перенесла в школьную библиотеку. Тут она от влажности начала гнить. Местный учитель живописи Пшибыльский, желая ее сохранить, разрезал ее на куски (!), которые сгнили еще быстрее.

Нет. Все-таки глушь, она и есть глушь.