Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

барашек

500 лет назад

Принято считать, что Реформация началась в момент, когда Мартин Лютер прибил свои 95 тезисов к дверям храма в Виттенберге, где проповедовал. Известна дата - 31 октября 1517 г. В слове “прибил” слышен стук молотка. Хотя действительность была вряд ли столь радикальной. Ближе к реальности те, кто пишет, что Лютер “обнародовал” тезисы, разослав их своим образованным знакомым для последующего обсуждения. Тем не менее, “волны от брошенного камня” вошли в резонанс с другими факторами и листка с буквами хватило, чтобы понеслось… В начале мая 1521 года, выступая на Вормском рейхстаге Мартин Лютер окончательно разорвал свои отношения с иерархической Церковью, управляемой Папой Римским.

Примечательно, что о “стуке молотка в Виттенберге” повсеместно известно из школьных учебников, а вот какие звуки сопровождали рождение Контррефомации - знают немногие.

Collapse )
барашек

О барокко 2

Книга Чеслава Гернася "Барокко" обнаружила непонятное. Издана в 1998 г. издательством PWN (Польское научное издательство). Четверть иллюстраций это артефакты, находящиеся сегодня на территории Беларуси, как будто в Польше не было их аналогов.

Барокко в польскоязычной литературе начинается с выпущенной в 1586 г. в Вильне у иезуитов книги конвертита из анабаптистов Каспера Вильковского "Причины обращения во всеобщую веру от сект новокрещенцев самосатенских". В книге он объясняет своим бывшим единоверцам, почему он лично стал католиком. Этот момент критичен для барокко: "я лично" и "мой выбор". Фактически, книга Вильнковского это "держание ответа" за свой выбор. Вильковский пишет не католицизме, а о себе, грешном. Это как у Караваджо - луч света выхватывает реального человека. Но, сделав правильный выбор, этот реальный человек стоит в присутствии Бога и не боится.
барашек

(no subject)

Не то, что бы я любил рэп. Но тут францисканские монахи. И еще меня греет географическая карта у них за спиной. Ну а польский? Польский текст их мне понятен.



барашек

О контексте.

Читая «Филомат в Империи» Александра Федуты, на странице 97 уперся в одно замечание в показаниях Францишка Малевского: «Кажется мне, что в 1820-м году один из моих друзей и именно Зан начал основывать теорию физического и морального света, которую он изъяснял действием лучезарных существ (променистов). Сия игра ума была часто предметом наших прений, наших удовольствий… Означенная теория нашла своих защитников, своих распространителей и вскоре число лучезарных увеличилось. Более 60 студентов поклонялись прекрасному восходу солнца в окрестностях г. Вильно». Далее написано, что когда ректор узнал про утренние прогулки с песнями и стихами, то запретил их.

Показания Малевского, откуда процитирован кусок, написаны им собственноручно по-французски, а затем переведены на русский. Не знаю, изучал ли кто-нибудь аспект коммуникационных помех в деле филоматов. Там ведь следствие велось на русском, родной язык подследственных был польский, а научные теории виленские студенты изъясняли друг другу на французском и латыни. И еще один источник помех в коммуникации — конфессиональный и культурный бэкграунд всех ее участников. И у следователей, и у подследственных, а также у позднейших исследователей — историков и литературоведов — он был разный.

Из истории физики помню, что в первой четверти 19 в. все еще не имелось единого мнения о природе света. Сторонники Ньютона считали, что свет состоит из маленьких тел — корпускул, а сторонники Гюйгенса — что свет это волна. Судя по всему, Томаш Зан был на стороне Ньютона. Примечателен его перенос корпускулярной теории света в область морали и последующее возникновение практик солярного культа.

В связи с упоминанием Малевским корпускулярной теории морального света, мне пришло на память панно в верхнем ярусе ретабулюм алтаря св. Станислава Костки в бывшем иезуитском костеле в Гродно. Там изображена странная косичка из груди святого студента к солнечному диску с монограммой Иисуса. Так вот, это не косичка, а цепочка из маленьких пучков пламени. Почему из груди?

Согласно агиографии этого святого, изображенное на панно событие регулярно происходило в новициате в Риме, куда происходивший из знатного польского рода Костков юный студент Венского иезуитского коллегиума, вопреки воле отца, скрываясь от ищущих его братьев, пешком пришел поступать в иезуиты. Там он, как все, тренировался в добродетелях нестяжания, целомудрия и послушания. И в положенное время молился. По методике духовных упражнений Игнатия Лойолы. То есть беззвучно. Только мысленной молитвой. Так вот, когда он на коленях молча молился, в некоторый момент из закрытых глаз начинали ручьем идти слезы, а его грудь в области сердца разогревалась до такой степени, что товарищи по новициату клали на нее мокрое полотенце и оно тут же высыхало. Сам же Станислав Костка в этот момент так концентрировался созерцании Иисуса, что ничего не чувствовал.

Имея некоторый опыт преподавания, хочу сказать, что на письменном экзамене всегда видны усилия ума студента. Если он работает умом, то голова его краснеет от прилива крови. Если списывает, то остается бледно-напряженным, потому что, во-первых, боится быть пойманным, а во-вторых, потому что пытается достать и спрятать шпаргалку или укрыть микрофон. А это мышечная, а не умственная работа. Поэтому, если принять, что с Богом говорят сердцем, то разогрев груди Станислава Костки во время молитвы понятен и логичен. Можно даже посчитать затраты тепла на испарение воды из полотенца и узнать, сколько реальной энергии в джоулях тратил юноша во время молитвенного созерцания.

Но для автора панно не интересен был этот физический аспект. Он пытался отразить метафизику. Поэтому у Костки горит на груди костер, а от него отделяются элементарные костерки и толкая друг друга протягиваются к сияющему подобно солнцу Имени Иисуса. Причем сердце Станислава непосредственно связано с Именем Иисуса, а само Имя сияет для всех, кто возносит глаза вверх.

(И вот тут что-то подталкивает к мысли, о том, что источником для образа Данко в рассказе пролетарского писателя Максима Горького мог быть какой-либо алтарь с изображение апофеоза св. Станислава Костки в Италии).

На картинках — алтарь и верхний ярус ретабулюм в гродненском Кафедральном костеле. А еще надгробная скульптура Станислава Костки работы Пьера Ле Гроса 1705, а также Францишек Малевский и Томаш Зан, как их видел Валентий Ванькович.











барашек

О теле

Если человек впадает в химическую зависимость, то новую дозу химии требует тело. А какая тогда роль у души?

Услышал на днях, что существует три концепции человека: материалистская, спиритуалистская и персоналистская.

Врачи, кодирующие пациентов от алкоголизма, судя по всему, исповедуют спиритуалистскую концепцию, в которой душа (психика) господствует над телом. Те, которые вшивают в тело ампулы, заставляющие тело корчиться при запахе алкоголя, придерживаются, скорее, материалистской концепции.

Или еще.

Пришло лето и обнаружилось большое количество татуированного тела вокруг. Странными кажутся эти украшения на коже, не несущие смысла инициации. Или все носители разных иностранных букв и геометрических фигур некую инициацию прошли?

В этой связи интересно, мог ли джин, сидевший в кувшине, развлекаться тем, что раскрашивал его внешние стенки?

Если бы мне нужно было чипировать людей, то проще всего прятать токопроводящие дорожки между чипами, вогнав токопроводящую краску внутрь кожи под видом татуировки. Вот и думается, а не предвестники ли эти татуированные люди наступления нового, дивного мира киборгов?

А киборг это человек?

Персоналисткая концепция, насколько я понял, состоит в христианском понимании человека, который воскреснет в теле. Здесь тело не надо украшать знаками. Для означения земных функций достаточно одежд. На фресках Микеладжело одежды соскальзывают с босых праведников, идущих в небо. Ибо ничто не должно связывать их с землей.
барашек

О телесности

В преддверии Пасхи сеть полнится мнениями о практике папы Франциска собственноручно омывать и целовать ноги разным людям. При этом забывается наказ "не суди и не будешь судим". Мне же представляется, что любое суждение по этому поводу было бы не полным. Полное представление о происходящем есть, возможно, у самого папы Франциска и у того человека, которого он касается своими руками.
Здесь хочется вспомнить другое.
Франциск Асизский был телесен. Его стигматы были реальными ранами. Мы же их воспринимаем как символы, опуская чувственный опыт. Франциск все время предлагал почувствовать Благую весть телесно. Для этого, например, устраивал на Рождество вертепы с живыми осликами, волами и молодыми мамами, кормящими младенцев. Сегодня сказали бы, что это перфоманс.
В Гродно в 1915 г. во время штурма города немецкий офицер заподозрил местных пожарных в корректировке огня русских батарей. Всех их поставили под стену францисканского монастыря и мгновенно осудили к показательному расстрелу. Монахов и жителей ближайших домов выгнали в свидетели. Настоятель монастыря о. Мельхиор Фордон на коленях целовал сапоги офицеру и предложил себя вместо пожарных. Казнь отсрочили. А потом и вовсе все кончилось хорошо.

Не известно, чем кончится целование папой Франциском ботинок африканских военных лидеров, но я точно знаю, что после этого акта их личная жизнь и восприятие мира будет меняться.

Неверующий Фома не верил в телесное явление воскресшего Христа. Впрочем прежде он не очень-то поверил в смерть Лазаря. Но в обоих случаях он находился вне пространства, где происходили события. Когда же он оказался на расстоянии руки и мог почувствовать телесность воскресшего Христа, все стало на свои места.

Отстраненная рационально-научная рефлексия над тем, чем является сегодня Церковь, вполне возможна. Но рефлексирующий субъект сознательно размещает себя во вне Церкви, тем самым лишая себя возможности быть причастным к телесности воскресшего Христа.
барашек

Пароль-отзыв

На днях это чтение (Евангелие от Луки 11, 27-28 ) звучало в храме. Я слышал его по-польски:
Gdy Jezus mówił do tłumów, jakaś kobieta z tłumu głośno zawołała do Niego: Błogosławione łono, które Cię nosiło, i piersi, które ssałeś. Lecz On rzekł: Owszem, ale również błogosławieni ci, którzy słuchają słowa Bożego i zachowują je (Łk 11,27-28).

Синодальный перевод:
Когда же Он говорил это, одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!
А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.

Nova Vulgata:
27 Factum est autem, cum haec diceret, extollens vocem quaedam mulier de turba dixit illi: “Beatus venter, qui te portavit, et ubera, quae suxisti!”.
28 At ille dixit: “Quinimmo beati, qui audiunt verbum Dei et custodiunt!”.

Так совпало, что сейчас читаю перевод текстов американского иезуита Вальтера Онга, посвященных процессу коммуникации. Поэтому слова Христа предстали совсем в новом свете. И породили вопросы.

1. Женщина. Почему она прервала его и произнесла свою фразу? Что она делала в толпе? Она была юродивой?
2. Фраза. Женщина сказала нечто, что похоже на начало приветствия и требует определенного ответа. Это начало какого гимна? Или особое приветствие посвященных?
3. Ответ Христа. В синодальном переводе акцент поставлен на объекте: "блаженны слышащие ... и соблюдающие". В польском тексте и вульгате - на действии: "qui audiunt verbum Dei et custodiunt" (которые слушают слово Божие и хранят).

Вот этот момент длящегося действия ("которые слушают слово Божие и хранят") очень интересен. Потому что "слушание" это протяженное во времени ощущение ушами (auris) последовательности звуков. В отличие от букв, звуки существуют только в момент звучания, а затем исчезают и принципиально не могут храниться. А Христос здесь недвусмысленно говорит о хранении, сберегании - "custodiunt". В тварном мире храниться может лишь то, что имеет оболочку-упаковку. Он имеет ввиду книжников?

Или речь о чем-то, что существует только во взаимодействии учителя и ученика? О такой настройке звучания слова, о которой нам все время говорит edgar_leitan?
барашек

Сближенья

yu_sinilga напомнила об интересном и малоизвестном событии.

Очень интересный иконописный сюжет.


Иконографический тип "Панахранта", насколько я понимаю, относится к не сильно распространенному разряду "Акафистных", то есть иллюстрирующих титулы Богородицы в акафистах.

В истории Речи Посполитой был эпизод, который называется Львовские обеты короля Яна Казимира. Тогда ( 1 апреля 1656) впервые король сказал, что передает свои земли под защиту Марии Королевы Польши. Хотя такая титулатура возникла на пол столетия раньше в агиографии св. Станислава Костки послушника иезуитов. Но она оставалась во внутренней орденской памяти пока шведские войска не отхватили у короля половину государства, а московские - вторую половину. Так вот во Львове обеты были принесены перед иконой Богоматери Благодатной. Она была не парадной, а приватной, исполненной по заказу родителей умершего ребенка. Возможно, она в тот момент оказалась единственной новой иконой в костеле. Ее иконографический сюжет был примечателен тем, что Богоматерь держала Богомладенца, обнимая его, стоящего на у нее на коленях. Нечто среднее между "Акафистным" иконографическим типом и типом "Умиление".



По окончанию Потопа титул "Королева Польши" ассоциировался с Богородицей в образе чудотворной иконы Ченстоховской. В ВКЛ так титуловали Деву Марию Остробрамскую.

В 1908 г. львовский епископ Юзеф Бельчевский получил у папы разрешение на праздник львовской иконы Богородицы Королевы Польши в своем диоцезе и внесение этого титула в Лоретанскую литанию (тоже только в рамках Львовского диоцеза). В 1920 г. у папы было получено разрешение распространить эту практику на всю территорию воскресшей Польши. Сейчас празднуется 2 мая.

У каждой чудотворной иконы есть момент ее обретения. "Державную" обрели путем поисков в подвале в Коломенском 15(2) марта 1917 года. Царь в тот момент уже отказался от престола. Его наследники тоже спрыгнули. И некой женщине приснилась Богородица, приказавшая пойти со священником в подвал и там искать икону, которую надо отмыть. Икона оказалась на дереве и действительно заросла черной копотью. Искусствоведы говорят, что конец 18-го века. Это видно и так. Закоптилась сильно и почернела, потому что свечи тогда часто бывали не восковые, а сальные, и коптили сильно. Родом она скорее с Украины или Беларуси и родственна по сюжету Львовской Богородице Королеве Польши. В допетровское время, насколько мне известно, в православной традиции не было обычая короновать богородичные иконы, а в католической традиции такие практики культивировались со средних веков. Поэтому у римо-католиков и греко-католиков (униатов) изображения Богородицы со скипетром и в короне достаточно распространены. Особенно после обороны Ясной Горы в Ченстохове и изгнания врагов из Речи Посполитой.
А вот в православии они стали широко распространяться в период царствования Екатерины Первой, Анны, Елизаветы и Екатерины Второй. Льстецов на западных землях империи хватало. Тогда наверно и попала в иконостас церкви в монаршем селе Коломенском эта икона. Хотя после переноса столицы в Санкт-Петербург, цари в Коломенском были редко.

Интересна параллельная востребованность этого образа в начале ХХ века Польше и России.
барашек

Сближенья

Есть такой город Гродно. На краю Беларуси. Даже в углу. До польской и литовской границы - примерно по двадцать пять км в разные стороны.
Из Минска, пишут в газетах, вскоре пустят во все областные центры скоростные поезда. Но к нам не планируют. К нам нет прямой железной дороги. Такая у нас тут глушь.
Но город - королевский. В смысле, что он был центром крупной части великокняжеского, а затем королевского домена. Этим гордимся. Очень. Хотя в реальности здесь в основном были королевские огороды, свинарники, конюшни и т.п. Сами короли, чаще всего, бывали проездом и кратко.
В высокой литературе город появлялся не часто. Далеко ему до Петербурга, Вильна или Варшавы.

Collapse )

Что-то притягательное есть в нашей глуши.
барашек

РУССКОЕ НАЗВАНИЕ ОРДЕНА ИЕЗУИТОВ

Нашел у себя письмо от Андрея Коваля (koval_andrei и andrei_koval). Получено оно было еще в 2008 г., когда меня очень интересовал вопрос как назвать в научной работе орден иезуитов. Я привык к польскому "Towarzystwo Jezusa" и белорусскому "Таварыства Езуса". Русский термин "Общество Иисуса" на тот момент мне казался чуждым. Я написал в Москву иезуитам с просьбой о совете эксперта. Они перенаправили меня к Андрею. Так началось наша дружба по переписке.
Сейчас перечитал фрагмент присланного им текста и решил, что имеет смысл его опубликовать.

Речь здесь идет о Вячеславе Иванове и его мнении о точности перевода орденских терминов на русский язык.

(Андрей Коваль, РАБОТА ДЛЯ ОБЩЕСТВА ИИСУСА)

Русское название ордена иезуитов

Кроме работы над комментариями к Священному Писанию, Иванов в последние годы особенным образом сотрудничал с иезуитами, переводя на русский или на церковно-славянский язык различные тексты, представляющие существенные аспекты их духовности, поскольку в 1924 году по желанию Пия XI была образована восточная ветвь ордена.[1]
20 июня 1938 года о. Швайгль отправил из Григориан­ско­го университета письмо, напечатанное на машинке по-немецки, спрашивая у Ива­нова, как точно перевести на русский язык формулу монашеских обетов, про­изно­си­мых иезуитами, и в частности, как перевести на русский латинское выра­же­ние «Societas Jesu», если не «Дружество Иисуса» или, согласно предло­жению кня­зя Петра Волконского, «Чин имени Иисуса».

   Sehr verehrter Herr Professor Ivanov!                20. Juni 1938
Verzeihen Sie meine Störung. Mehr im Auftrage meiner höhern Obern lege ich einen Zweifel vor, der ihre Übersetzung der Gelübdeformel betrifft: Ob nämlich an Stelle “Druestvo Iisusa” (Societas Jesu) der Ausdruck gesetz werden könne “Čin imeni Iisusa”; die RR. PP. Basilianer nennen ihren Orden im Kirchenslavischen auch “Čin”. Den Ausdruck “Čin imeni Iisusa” empfiehlt zum Beispiel S. E. Fürst Peter Volkonsky.
Andere schlagen vor, den russischen Ausdruck “Orden Iisusa” auch in den Kirchenslavischen Texten zu gebrauchen.
Wieder andere neigen zum Ausdruck “Druina Iisusa”.
Meine Bitte liegt darin, von Ihnen kurz zu erfahren, ob der Ausdruck “Čin imeni Iisusa” gleichwertig oder vielleicht noch besser das Wort “Societas Iesu” wiedergibt als “Družestvo” und “Družina”.
Im Voraus meinen herzlichen Dank und mit dem Ausdruck der vorzügli­chen Hochachtung
ergebenst         P. Jos. Schweigl

Глубокоуважаемый господин профессор Иванов!
Простите за беспокойство. Скорее по поручению своих старших настоятелей я изложу сомнение, касающееся Вашего перевода формулы обетов, а именно: можно ли вместо «Дружество Иисуса» (Societas Jesu) перевести это выражение как «Чин имени Иисуса»? Преп. отцы василиане тоже называют свой Орден на церковнославянском «Чин». Выражение «Чин имени Иисуса» рекомендует, например, Е. В. князь Пётр Волконский.
Другие предлагают также использовать русское выражение «Орден Иисуса» и в церковнославянских текстах.
Ещё одни склоняются к выражению «Дружина Иисуса».
Моя просьба состоит в том, чтобы вкратце узнать у Вас, равноценно ли (а может, даже лучше) передаёт выражение «Чин имени Иисуса» слова «Societas Jesu», чем «Дружество» или «Дружина».
Заранее моя сердечная благодарность, и с выражением самого глубокого уважения
Преданный Вам о. Йоз. Швайгль


Монашеские обеты иезуитов

Другое письмо, от 5 августа 1938 года – одно из многих, написанных от руки старинным письмом, не употребляемом уже более самими немцами. Речь вновь идет о формуле монашеских обетов. Домработница по ошибке выбросила страницы, лежавшие на письменном столе Иванова. Швайгль посылал копию письма и объясняет некоторые специфические выражения иезуитов, как, например, наименование настоятеля, принимающего обеты, как «locum Dei tenens» («замещающий Бога»). Тут очевидна связь с документами, которые находятся в одной из папок Архива Иванова, т.е. с двумя напечатанными черновиками формул первых обетов Общества Иисуса, один из которых, с соответствующими исправлениями, в машинописном виде, хранится в том же Архиве, и в котором латинская формула торжественных обетов имеет частичную версию на русском языке.

   Sehr verehrter Herr Prof. Ivanov! Gregoriana, 5. August 1938
Gerne sende ich Ihnen eine 2. Abschrift der Formeln. Es genügt ja die län­gere Formel zu übersetzen. Auch bitte ich Sie, sind Sie Ihrem Dien­stmädchen wegen dieses kleinen Missgeschickes nicht böse. In Beant­wortung Ihrer Fragen: Litterae Apostolicae Societatis Iesu = sunt docu­menta Romanorum Pontificum, in quibus Institutum Societatis Iesu, constitutiones, regulae etc. approbantur.
Durch Vergleich mit anderen Texten unseres Institutes kann der Ausdruck locum Dei tenens übersetzt werden mit “beständiger Stellvertreter Gottes” ‘oder mit’ “Vertreter Gottes bei diesem Weiheakt”; es wäre vielleicht am glücklichsten ein Ausdruck, der beiden verbindet. Ist dies nicht möglich, so wählen Sie, bitte, einen Ausdruck und geben den anderen mit Erklärung in die Anmerkung. Die Übersetzung der Formel muss ja ohnehin, bevor sie vom Hochwürdigsten Pater General approbiert wird, von unseren Patres geprüft werden.
Empfangen Sie den Ausdruck unserer Dankbarkheit und tiefer Verherung
Herrn Prof. ergebenst P. Jos. Schweigl

Григориана, 5 августа 1938 г.
Глубокоуважаемый господин профессор Иванов!
Охотно шлю Вам вторую копию Формул. Достаточно перевести более пространную формулу. Прошу Вас также не держать зла на свою горничную из-за этой маленькой неприятности. В ответ на Ваши вопросы: Апостольские послания Общества Иисуса = документы Римских Понтификов, в которых утверждаются Институт Общества Иисуса, Конституции, правила и т. д.
Исходя из сравнения с другими текстами нашего Института, выражение locum Dei tenens можно перевести как постоянный представитель Богаили какпредставляющий Бога в этом акте посвящения”; возможно, самым удачным было бы выражение, объединяющее их оба. Если это невозможно, изберите, пожалуйста, какое-нибудь одно выражение и дайте другие в примечании, с пояснениями. Всё равно перевод формулы должен быть проверен нашими отцами, прежде чем его утвердит высокопреподобный отец Генерал.
Примите выражение нашей благодарности и глубокого уважения
Преданный Вам, г-н профессор, о. Йоз. Швайгль.






[1] Memorabilia Societatis Iesu II (1923-1926), pp. 174-175; Acta Romana Socie­tatis Iesu VI (1928-1931), pp. 896-899.